+79270166667 info@telepovs.ru

Установление границ

Установление границ

(Из Книги «Родители и дети: кто-кого? Аспекты воспитания»)

В том, что границы устанавливать необходимо, согласны все – и родители, и дети. Ведь и те, и другие – люди здравомыслящие. Родители понимают, сколько бед могут натворить их дети, не имея представления о том, что категорически запрещено. Дети также понимают, что родители мудрее их и имеют полное право предупреждать об опасности нарушения границ дозволенного.

Главное, чтобы границы были четко очерчены, а дети – заранее оповещены об их существовании. Чтобы не произошло так, как с одним отцом, который строго настрого запретил своему пятилетнему сынишке заходить за бордюр на мостовой, а когда малыш шагнул на проезжую часть в погоне за укатившимся мячом, отец выпорол его, приговаривая: «Я тебе говорил, что за бордюр заходить нельзя». После наказания малыш, всхлипывая, спросил: «Папа, а что такое «бордюр?».

Детям важно иметь ясное представление о том, что именно нельзя, и о наказании, которое обязательно последует за нарушение установленных границ.

Если вы устанавливаете начало «комендантского часа» в 10 вечера, то опоздание вашего сына или дочери на пять минут должно рассматриваться таким же нарушением границы, как и двухчасовое опоздание.

Если вы запрещаете своему сыну или дочери смотреть телевизор после 11 часов, то установленное время должно соблюдаться независимо от того, какой фильм или передача транслируются по телеканалу.

Если в вашей семье учеба в школе расценивается, как обязательство ребенка перед семьей и перед самим собой, тогда лишь исключительные обстоятельства могут послужить оправданием пропуска занятий.

Н.Н.: Однажды я разговаривала с одной «заботливой» мамочкой, которая рассказала о «гибкости» в соблюдении режима своей дочери. «Вчера мы всей семьей смотрели замечательный фильм по телевизору, – рассказывала она. – Спать мы отправились только во втором часу ночи, и поэтому сегодня мне пришлось писать записку учителям, ведь дочь пошла в школу только к четвертому уроку – надо же было моей девочке выспаться. Здоровье дороже…» Вот такая трогательная «забота» мамы о здоровье ребенка.

Вопросы «на засыпку»:

На ваш взгляд, что важнее в жизни:

  • здоровье или чувство ответственности?
  • здоровье или выполнение собственных обязательств?
  • здоровье или уважение к окружающим людям?
  • здоровье или честность?

Как выглядит в наших глазах человек, обладающий отменным здоровьем, но не умеющий отвечать за собственные поступки?

Обговаривать правила и определять наказания за их нарушение лучше вместе со своим ребенком, чтобы требования родителей не казались ему чем-то невозможным, а наказание – слишком жестоким. Причем, кроме ясности и последовательности, вы должны также соизмерять свои требования с  возрастом и способностями ребенка.

Однажды на концерте классической музыки в филармонии мы наблюдали следующую картину. Рядом с  нами сидел мужчина с маленьким сынишкой трех-четырех лет. Каждый  из них пытался заниматься самым  важным на тот момент делом. Папа изо всех сил сохранял благоговение на лице: «Ты только послушай! Это же Бетховен!», а мальчик всячески привлекал к себе папино внимание: «Папа, а эта большая люстра не свалится? А что будет, если свалится?».  На протяжении всего концерта малыш только и слышал от своего любящего отца: «Не крутись, а то выпорю!» «Сиди тихо». «Ты ведешь себя плохо, ты плохой…», «хорошие мальчики проникаются музыкой». Ребенок пребывал в полном смущении. Он не понимает:

– почему вдруг его папа, придя в это странное место, где ему нельзя бегать, играть и просто быть ребенком (то есть самим собой) вдруг перестал быть его нормальным папой наказывает его за то, что он не в состоянии выполнить в силу своего возраста ( полтора-два часа сидеть, не двигаясь)?

– почему он вдруг становится таким жестоким и нелюбящим в великолепном зале Филармонии, где так много говорят о величии и красоте музыки?

Ребенок растет, и подобные нелогичные запреты в семье и несоответственные его проступкам наказания делают свое дело: внутри его сердечка вызревает глухое раздражение не только на родителей, но и против того, что  называют прекрасным. Причем это раздражение он сознательно подавляет в себе, потому что ему вдолбили в голову, что так надо себя вести.

А почему надо?

Почему нельзя ощущать любовь родителей и в  культовых местах тоже?

Что плохого, когда тебя понимают, даже если ты еще ребенок? Почему мне нельзя даже тихонечко поиграть в машинки или посмотреть книжку?

«Значит, — делает вывод малыш, — я ничего собой не представляю, раз нельзя быть самим собой».

Вопросы «на засыпку»:

Что можно воспитать «из-под палки»:

  • бездумное послушание или сознательное повиновение?
  • благочестивое поведение или истинное благочестие?
  • умение «не выделяться» или любовь к окружающим людям?

Синдром хронической усталости женщин в контексте семьи

Синдром хронической усталости женщин в контексте семьи

Начнем эту тему с вопроса о раздельном отдыхе мужа и жены, родителей и детей (каждого индивидуально), который поднимается сегодня довольно часто. Если мы будем следовать логике вопроса, можно прийти к выводу, что члены одной семьи устают друг от друга (иначе зачем бы им требовался раздельный отдых?). Синдром хронической усталости, или «выгорание», который ранее обсуждался исключительно в контексте
трудовой деятельности, сегодня перебрался в семейную сферу. Одно из самых популярных решений, которое принимается при данном «синдроме усталости от семьи» — это бегство: в карьеру, зарабатывание денег, в дружеские или любовные связи на стороне, в общественную деятельность «во благо общества», в длительные командировки или раздельный отдых.

То есть раздельный отдых, с которого мы начали свои размышления, мы включаем в разряд «бегства», которое означает ни что иное, как лишение себя общения с теми, кто нам дорог, дистанцирование от тех, кто находится в зоне нашей ответственности, намеренное дифференцирование жизненного пространства с теми, кто в нас нуждается (наши дети, муж/жена). Это ни что иное, как проявление душевной незрелости в решении вопросов гармонизации отношений. Этот вопрос имеет свои особенности у мужчин и женщин. В данной статье рассмотрим особенности «выгорания» в семье у женщин.

«Я целый год с мужем и детьми! Я целый год стираю и убираю по дому ежедневная вторая смена после рабочего дня! Неужели я не имею права на несколько дней уединения от них?!»
«Я устала от своей семьи, от мужа и от детей. Хочу одна куда-нибудь съездить. Но почему-то подключилась совесть, и мне стыдно за это свое желание. Хотя моя подруга говорит, что мне стыдиться нечего, и я имею право…»
Такие крики души нам приходится слышать довольно часто в нашей практике.

Приведем несколько цифр, исходя из исследований, проводимых нами.
Было опрошено 127 женщин в возрасте от 22 до 45 лет, имеющих несовершеннолетних детей. Из них 89 человек – работающих вне дома, 38 – домохозяйки.

Из группы работающих женщин:

  • за отдых с мужем, но без детей высказалось 52 человека, то есть 58,4%
  • за отдых с детьми отдельно от мужа высказалось 37 человек то есть 41, 6%,
  • за отдых и без детей, и без мужа (то есть отдельно от всех членов семьи) – 16
    человек, то есть 18% от общего числа.

Из группы домохозяек:

  • за отдых с мужем, но без детей высказалось 30 человек, то есть 79%
  • за отдых с детьми отдельно от мужа высказалось 8 человек то есть 21%,
  • за отдых и без детей, и без мужа (то есть отдельно от всех членов семьи) – 7
    человек, то есть 15,8% от общего числа.

Но повторюсь еще раз: объективных причин для раздельного отдыха нет. Потребность в отдыхе от коллег по работе и от самой работы объяснима хотя бы тем, что слишком большое количество времени мы проводим на рабочем месте с людьми, которые находятся рядом исключительно по причине совместной деятельности. Если же вы посчитаете время, которое проводите дома с супругом и детьми, оно окажется очень малым. Считайте сами:

  • в среднем 7 часов сна (спите вы каждый в своем сне);
  • 8-часовой рабочий день (у каждого свой, как правило);
  • в среднем 2 часа уходит на дорогу до работы и обратно (иногда это время может перевалить и за 3 часа);
  • в среднем 2,5 часа в день уходит на различную общественную деятельность (сюда включается общение с друзьями и родителями — как очное, так и по телефону, служение в церкви, походы за покупками);
  • в среднем 1,5 часа уходит на домашние дела; вопросы образования детей занимают около 1 часа каждый день, в среднем 1,5 часа забирают СМИ (телевизор, чтение прессы).
  • Остается всего полчаса: супругам друг на друга и родителям на общение с детьми.

Так от чего мы пытаемся убежать? Не от самих ли себя?
Однажды одна женщина высказала нам такую проблему:«Мой муж на предстоящие выходные взял нам с ним путевку на три дня в дом отдыха. Я несколько растеряна. Он хочет, чтобы мы поехали туда вдвоем, без детей (он договорился с бабушкой, чтобы отвезти на выходные к ней в деревню наших сыновей). Муж даже никого из друзей с нами не приглашает. Я, честно говоря, в смущении: что мы там будем делать вдвоем? Боюсь, что нам будет скучно…»
Наш совет был прост:«Возьмите с собой багаж самых прекрасных ожиданий –
ваш муж наверняка уже заранее продумал всю программу, чтобы вам было вдвоем
хорошо и интересно. Будьте готовы откликнуться на его инициативу. И – главное –
купите сексуальное белье, чтобы чувствовать себя желанной и любимой- мужчиной,
который решил вернуть романтику в ваши отношения!»

Теперь подробнее поговорим о возможности совместного отдыха с целью избавления от «синдрома усталости от семьи» — в противовес «бегству». Проявления такого синдрома сводятся к трем основным категориям: физическим, психологическим и духовным.

Физические проявления включают в себя боль (головную, в спине, в мышцах), нарушение аппетита, сна, обострение хронических заболеваний и т.п. Решение этих проблем очень простое (для этого даже не обязательно брать отпуск или дожидаться выходных дней). Вам просто надо обратить внимание на собственный образ жизни и приблизить его к здоровому.
Для этого, во-первых, необходимо следить за питанием, которое должно быть регулярным, сбалансированным и богатым необходимыми витаминами и минералами.

Во-вторых, не пренебрегайте временем для сна, который должен быть полноценным по времени (7-10 часов в сутки).

В-третьих, чаще отдыхайте: ходите на прогулку, принимайте теплые ванны, ходите раз в неделю в сауну или баню, запишитесь на массаж.
Один-два раза в неделю по полтора часа посвятите себе, и это благоприятно скажется не только на вашем собственном самочувствии, но и на климате всей вашей семьи!

В-четвертых, вам необходима физическая нагрузка: утренняя зарядка, посещение спортивного клуба или фитнес-центра, бассейна, игра в командные виды спорта (например, волейбол и т.п.). При этом хотя бы половину из перечисленного нами в разделах «в-третьих» и «в-четвертых», вам следует превратить в семейные регулярные мероприятия, что даст вам возможность «убивать сразу двух зайцев»: вы решаете
проблемы, связанные не только с физическими проявлениями «синдрома выгорания» в собственной семье, но и с психологическими проявлениями (при раздельном отдыхе и при любом ином «бегстве» такой тандем невозможен).

Психологические проявления выгорания проявляются в снижении интереса к семье и потребностям детей и супруга (жены или мужа), чувстве неадекватности и вины, потере самоуважения и уверенности в себе (как мужа/жены, отца/матери), депрессии, раздражении и разочаровании, беспокойстве о будущем, ощущении невыполнимости поставленных задач (по воспитанию детей, осуществлению ожиданий во взаимоотношениях с супругом, решению бытовых и материальных задач и т.п.).
Решение этих проблем хотя и не столь простое, как вызванных физическими проявлениями, но вполне осуществимое.

Во-первых, будьте готовы к обязательному обсуждению данных проблем со своим супругом. При необходимости вам понадобится и помощь третьего лица. Хорошо бы, если бы вы приняли участие в организованной супружеской конференции с выездом в дом отдыха, чтобы под руководством ведущих конференции и опытных специалистов вы смогли бы вдвоем обговорить накопившиеся вопросы и проблемы, вполне вероятно, даже и решить многие из них.

Во-вторых, вам необходимо повышать свой уровень знаний по вопросам семьи и брака. Это достигается посещением семинаров, чтения литературы, через общение с другими семьями. Лучше, если это будут совместные с супругом действия.

В-третьих, выделяйте время для своих любимых занятий. А если получится приобщить к ним и членов своей семьи – тогда вы достигнете идеала. Что это: путешествия, театр, коллекционирование, музыка – не столь важно. Главное, чтобы придавался колорит жизни и происходило ваше сближение.

В-четвертых, вам надо учиться ставить перед собой четкие цели, распределять задачи по приоритетности, осознать границы своих возможностей. Все эти вопросы не решаются в одиночку. Они решаемы только в совместном общении с супругом и с детьми (особенно по достижении ими подросткового возраста).

«Бегство» в данном случае усугубляет сложившуюся ситуацию.

Духовные проявления хронической усталости от семьи проявляются в потере веры, чувстве безысходности, нежелании молиться, ходить в церковь, отстраненности от верующих, родных и близких.
Ищите группы взаимопомощи, где бы вы могли найти духовную и молитвенную поддержку, установите время, когда бы вы могли вместе со своим супругом читать Библию, размышлять над прочитанным (пусть даже по десять минут в день — перед сном, например). Такое же ежедневное время не забывайте посвящать и своим детям.
Организуйте свою жизнь так, чтобы у каждого члена вашей семьи было время и для собственного духовного роста (уединенность на непродолжительное время), и на совместный духовный рост, когда вы сможете поделиться прочитанным, собственными чувствами, может быть, даже обличениями и озарениями, которые переживаете.
Продумайте, какие занятия интересны всем вам и каким образом вы можете состыковать те интересы, которые у вас сугубо индивидуальны (на них тоже обязательно определите конкретное время, чтобы не было перекосов).
Причем разницы никакой нет, говорим ли мы о ежедневном общении, о выходных днях или о целенаправленном многодневном отдыхе. Помните, что «всему свое время, время всякой вещи под небом…».
Наполняйте каждую минуту своей жизни созидающим содержанием и не злоупотребляйте лишением себя и своих близких общения с собой!

Преодоление психологического кризиса в семье после «испытания войной»

Преодоление психологического кризиса в семье после «испытания войной»

Война – реальность, которая разрушает, и не только здания и материальную природу, но и внутреннюю составляющую человека: его прежнее восприятие себя и мира вокруг.
Война – это испытание духовной составляющей, внутреннего стержня, который формирует человека.
Обратимся к человеку, который пережил войну или видел смерть и кровь своими глазами. В ситуации стресса, потери, трагедии, близкой и возможной смерти (а именно в такую ситуацию помещает война попавших на ее территорию), человек проходит, как правило, три основных этапа душевных и духовных переживаний:
Первый этап делится на три составляющие: отрицание происходящего; гнев, и жажда мести; отчаяние, переживаемое на личностном уровне.
ОТРИЦАНИЕ: возникает чувство, что ты не имеешь ко всему окружающему никакого отношения, что это – просто сон или просмотр кинофильма. Иногда переживания на стадии отрицания проявляются, например, в неуместном юморе. Потом в резкой форме прорывается реакция ужаса, при виде убитых, тех, с кем еще вчера ужинал за одним столом; когда получаешь письма, адресованные тем, кого уже нет в живых;
когда ненависть к врагу буквально снедает изнутри. Это уже – ГНЕВ. Затем наступает как бы кульминация всего этого этапа реакций, ОТЧАЯНИЕ, когда человек подводит черту под всей прежней жизнью, потому что понимает, что ежедневно и ежечасно его подстерегает угроза смерти, которая в любой момент делает невозможным возвращение, когда приходит понимание, что к этой ситуации надо адаптироваться, осознать и принять ее реальность.
Второй этап наступает, когда паническое настроение уступает место безразличию. Или «адаптации». Под словом «безразличие» мы имеем в виду оставление надежд на скорое возвращение в привычное русло жизни, под «адаптацией» — приспособление к стесненным условиям или трагическим последствиям потерь. На данном этапе начинается изменение характера.
Зигмунд Фрейд утверждает следующее: «Попробуйте одновременно заставить голодать некоторое количество самых разных людей. По мере нарастания настоятельной пищевой потребности все индивидуальные различия будут стираться, и их место займут однообразные проявления одного неутоленного влечения».
Другими словами, можно так интерпретировать вышеприведенное утверждение:
если человека лишить возможности удовлетворения жизненно важных потребностей (в пище, в крыше над головой, в безопасности и т.д.), то он деградирует как личность, так как все его душевные устремления будут направлены исключительно на поиск удовлетворения жизненно насущного. В условиях войны или трагических потерь эти устремления, как правило, не находят адекватного выхода, и люди погружаются в
состояние апатии или жестокой агрессии, происходит душевный и духовный упадок.
Но неужели потери, трагедии и война имеют на человека такое неотвратимое разрушительное воздействие? Неужели человек, изначально сотворенный свободным для принятия решения, лишен этой свободы на войне?
Психолог Г.Адлер в исследованиях и работах по изменениям характера в экстремальных условиях так описывает свои наблюдения: «…нельзя рассматривать изменение характера как перемену образа мыслей или падение устоявшейся морали.
Обычно внезапно пропадает (как будто ее и не было) внешняя воспитанность, как бы оболочка личности…Чтобы сохранить себя в этом душевном вакууме без большого ущерба, требуется нечто исключительное».
Это исключительное – ни что иное, как духовный стержень, вера в Творца, в свое особое предназначение в качестве человека. Люди, обладающие таким стержнем, могут сохранять свою человечность, подавая пример другим. Этот пример, как правило, увлекает за собой. Происходит некая цепная реакция, когда духовные поиски смысла жизни, веры и вечности венчаются духовным прогрессом, открывающим прекрасный путь
в царство духовной свободы и внутреннего богатства. Такие люди никогда не рассматривают трагические периоды своей жизни просто как эпизод, о котором надо быстрее забыть. Для них это скорее испытание, может быть, даже некая кульминация их жизни.
Мы, наконец, подошли к третьему этапу испытаний войной. Каким будет этот этап, напрямую зависит от того, обрел ли человек душевную и духовную свободу во время трагического периода своей жизни, или нет.
Если человек в испытаниях обретает духовную свободу, приобретает веру, меняет отношение к жизни (он уже не хочет быть потребителем, но – созидателем), семья, куда возвращается с войны такой ее член, приобретает сокровище.
«Не спрашивай, что тебе ждать от жизни, но задай вопрос, что жизнь ждет от тебя». Это — слова Виктора Франкла, ученого, психолога, на долю которого выпали годы пребывания в концлагерях смерти. В своей книге «Сказать жизни «ДА» Франкл написал оду человеческому духу.
Но наряду с силой цельной и духовной личности в человеке может преобладать другое: его собственное эгоистическое начало, выбор в пользу зла.
Для таковых период возвращения домой становится продолжением испытаний войной — как для него самого, так и для окружающих.
Франкл описывает это так:

« Примитивные натуры продолжают жить категориями власти и насилия и начинают считать, что теперь они, уже будучи освобождены (из концлагеря), сами вольны, не задумываясь, бесконтрольно применять ту же власть, то же насилие. Для них, в сущности, изменилось только одно: из объектов произвола и несправедливости они превратились в субъектов этого же – с той разницей, что они помнили, что им пришлось пережить. Такое настроение проявлялось иногда даже в самых незначительных мелочах.
Однажды мы с моим товарищем шли через поле обратно в лагерь. И в каком-то месте перед нами оказался небольшой засеянный участок с небольшими всходами. Я непроизвольно сворачиваю в сторону, чтобы не затоптать их, но он хватает меня за руку и тащит прямо. Я не понимаю его, я принимаюсь объяснять, что нельзя же топтать молодые посевы. И тут он приходит в ярость, его глаза сверкают, он свирепо
глядит на меня и кричит: «Что ты там лепечешь? А у нас что, мало отняли? У меня жену и ребенка удушили газом, об остальном я уже не говорю! А ты боишься растоптать пару колосков!»
Если человек в период испытаний делает свой выбор в пользу эгоистичности и жестокости, он так и остается в состоянии войны, пребывая либо в апатии, либо в агрессии, а иногда и в том, и другом одновременно. Более того, это состояние войны он приносит в свою семью. Семья в такой случае оказывается на арене военных действий.
Что тогда делать родным? Она (все ее члены, начиная от супруги и заканчивая детьми), проходит те же самые этапы, у каждого ее члена так же есть выбор: либо в пользу разрушения, либо – в пользу созидания.
Начинается этот процесс прохождения так же с первого этапа (вам предстоит пройти через эти три этапа испытания войной, как и тому, кто вернулся).
Сначала вы будете ОТРИЦАТЬ тот факт, что вернувшийся муж, отец, сын теперь – иной. Потом вы направите свой ГНЕВ на него, потом будет период ОТЧАЯНИЯ и копания в самом себе… А потом – наступает важный период в вашей собственной жизни: в пользу чего вы делаете выбор? Каким образом вы воспримите скорби, выпавшие на долю вашей семьи? Ожесточитесь в ответ не ожесточенность? Или обретете духовную
ответственность перед Богом, перед собой, перед вашей семьей?
Хотелось бы привести выдержку из письма одиннадцатилетнего мальчика по имени Слава:
«Мой папа вернулся с «горячей точки». Мой добрый папа – что с ним стало? Он стал грубым, жестоким, он начал ругаться матом, он даже один раз ударил маму. Мама милицию стала вызывать, но папа опомнился, попросил у нее прощения. После этого он просто замолчал. Запил.

Однажды я услышал, как он плачет. Это было ночью. Он сидел на кухне, курил, рядом с ним стояла полупустая бутылка. Увидев меня, он сказал: «Сын, разве можно с ЭТИМ жить?» — «С чем, папа?» — «С чувством вины. С жаждой мести. С ненавистью».
Я почувствовал, как ему плохо. Я заплакал вместе с ним. Я погладил его по голове и сказал: «Я люблю тебя, папа!»
А потом было все, как в счастливом сне. Потом было воскресенье. И мы все вместе пошли в Церковь. Маме и папе так хотелось поблагодарить Бога именно в прекрасном церковном храме, под красивое пение. Когда папа после службы разговаривал со священником, то я услышал, как он сказал: «Моя жена помогла мне осознать, что я не имею права творить бесправие только лишь потому, что я сильнее и многое пережил. А
мой сын помог мне поверить в то, что меня любят».
Это так хорошо, что мы помогли друг другу…»

ЛИТЕРАТУРА:
1. Франкл В. Сказать жизни «ДА» или психолог в концлагере. – М.: Наука, 2005
2. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – М.: 1989.
3. Ярошевский М.Г. Развитие и современное состояние зарубежной психологии. –
М.: 1985.

Имя и личность

Имя и личность(Из книги «Личность: судьба или работа над собой? Аспекты формирования личности)

«Как вы яхту назовете, так она и поплывет» — многие хотя бы раз в своей жизни слышали этот афоризм. Но мало, кто задумывается над тем, что в эти слова вложен многовековой опыт и мудрость человечества. Любой собаковод подтвердит, что кличка определяет многое в последующей жизни животного. Если, например, вы приобретете щенка и назовете его «Бобиком», то когда из этого щенка вырастет породистый дог, он все равно будет вести себя как «бобик». Мы сейчас не обсуждаем вопросы нумерологии или магических символов имени. Мы говорим не об оккультизме, а о педагогических и психологических аспектах наречения имени. Дело в том, что мы подсознательно вкладываем в воспитание своего ребенка собственное восприятие его, в том числе и через имя, которое человек носит.
Приведем несколько иллюстраций.

Вы назвали ребенка в честь деда? Тогда вы подсознательно ожидаете от ребенка черты характера предка несмотря на то, что он не был совершенным (таковых не бывает) и, например, любил погулять по женщинам. А вы вложили в ребенка такое восприятие: дедушка стоит того, чтобы его именем меня назвали, следовательно, я имею полное право вести себя так же…
Если вы называете ребенка в честь кого-то, на вас лежит ответственность донести до него, почему именно этот кто-то для вас столь дорог, что вы хотите, чтобы малыш помнил о нем каждый раз, когда слышит свое имя.

Однажды, когда мы проводили семинар в одной из восточных стран (где, кстати, каждое имя имеет свое значение не только для того, кто его носит, но и для окружающих), к нам подошла женщина, мать троих детей, и рассказала нам свою историю:
«Меня зовут Сапна. В пятилетнем возрасте мне стало интересно, что означает мое имя. Я знала, что имена моих братьев переводятся «Смелый» и «Честный», и я спросила у одного из них про «Сапну». Брат рассмеялся и сообщил, что мое имя в переводе означает «ночной кошмар». Я очень сильно обиделась на своих родителей: как они посмели так назвать меня?! Во мне что-то «перещелкнуло». Из покладистой и ласковой девочки я превратилась в колючего ежика, мой бунт достиг апогея в подростковом возрасте, когда я начала курить и демонстративно гулять с мальчиками, несмотря на запреты и ограничения со стороны родителей и всей нашей культуры. Однажды, вернувшись домой после прогулки, я увидела свою маму на кухне, сидящую за столом и беззвучно плачущую. Как мне захотелось подойти и обнять мою маленькую, худенькую маму! Но я гневно крикнула: «Чего рыдаешь? Как назвали, то и получайте! Я вам еще не такой кошмар устрою!» Мама посмотрела на меня сквозь слезы: «Да ты что, дочка? Твое имя в переводе с тюркского языка означает «Счастье!» Это было как яркая вспышка света среди кромешной тьмы. Оказывается, мой брат просто пошутил (возраст был шутливо-подростковый), и эта шутка обернулась так трагично. Но в тот вечер я как будто бы пережила второе рождение моей личности, моих отношений с собой, с родителями, с самой Жизнью и Творцом. Теперь я знаю, что я – Счастье».

Одна учительница поделилась с нами опытом из своей педагогической практики. Когда к ней в класс пришла новенькая, и завуч школы представила ее всем как Ксению, мальчики сразу оживились:
— Ура! У нас в классе было две Ксюхи, а теперь три стало!
— Вы не поняли, — спокойно сказала новенькая девочка, — меня зовут не «Ксюха», а Ксения.
…Так и учились в этом классе две Ксюхи и одна Ксения.

Приведем еще несколько историй, которые похожи и не похожи на предыдущие. Родители назвали сына Петром. Хорошее имя, в переводе с греческого языка означает «камень, скала». Но не факт, что этот человек идет по жизни Петром, так как вполне вероятно, что он всю жизнь будет Петькой, Петульком, Петушком, Петюней – в зависимости от того, как его «окрестили» родители в повседневной жизни.

Распространенная ситуация: мама обращается к сыну: «Зайка, тебе не холодно?» или к дочке: «Лисёнек, кушать не пора?» Сразу возникает желание спросить: «Кого Вы растите и воспитываете: будущего мужчину, лидера или зайца? Будущую женщину, личность, или лису, по сказочным ассоциациям хитрую проныру?»

Человеку свойственно соответствовать ярлыку, который к нему приклеивают. Одно дело, если вы дома, в кругу близких людей, называете друг друга «по-свойски». Но когда в общественном месте (во дворе, в детском саду или в школе) вы зовете ребенка: «Вовчик, домой!» или «Галка, пора кушать!» — это как раз тот самый ярлык, которому ребенок будет соответствовать или против которого бунтовать.

Рассказ воспитателя детского сада:
«В группу пришел новенький мальчик четырех лет.
— Как тебя зовут? – спросила я.
— Ванюся, — был ответ, который удивил меня, потому что мальчик в общении с мамой выговаривал все звуки. Я сразу поняла, что это – его «семейная кличка».
— Как ты хочешь, чтобы мы тебя называли: «Ваня» или «Иван»?
Мальчик на глазах распрямил плечи и важно спросил:
— А можно я буду «Иван Сергеевич»?
— Можно.
Так я и представила его детям. Так его и звали около двух месяцев. Потом он подошел ко мне и «на ушко» сказал:
— Вы скажите ребятам, что теперь я Иван, а для Вас — Ваня.
Этому мальчику так нужна была реабилитация от «ванюси», что он сам избрал для себя такой кардинальный вариант выхода из проблемы. Естественно, родителям я тоже объяснила эту ситуацию и попросила их «дуть со мной в одну дуду».

Иногда родители вкладывают негатив в имя своего ребенка, сами того не подозревая. Приведем еще одну жизненную историю:
«Меня зовут Надежда. Сколько себя помню, до последнего не любила своего имени. Оно мне казалось грубым и злым. Хотя муж, дети, окружающие люди, коллеги по работе никогда не понимали мое негативное отношение к этому имени. Начала анализировать: почему так воспринимаю свое имя? И пришло озарение. В детстве, когда моя мама сердилась на меня, она всегда меня называла Надеждой, причем голос у мамы при этом всегда был металлический и сухой. А когда мама была мной довольна, и у нас с ней все было хорошо, я была Наденькой, Надюшей, просто Надей. Теперь я очень люблю свое имя. Правда, полюбила я его после разговора с мамой, когда, как мне посоветовал психолог, рассказала маме о своих детских ощущениях. Мама, как и следовало того ожидать, очень удивилась, что невольно стала причиной моей нелюбви к имени. Мы с ней очень хорошо пообщались на эту тему, и даже, мне кажется, отношения наши улучшились после того разговора».

Педагогическая коррекция личностного формирования обязательно должна включать в себя самовосприятие через собственное имя. При знакомстве с ребенком важно спросить у него: «Как бы ты хотел, чтобы я тебя называла?» Вполне возможно, что сначала ребенок может представиться полным именем: «Петр». Но, спустя какое-то время он скажет: «Зовите меня, пожалуйста, Петей». Таким образом, имя сделает вас ближе, но при этом вы не нарушаете личностных границ ребенка. Это станет показателем того, что родители внесли позитивный вклад в формирование личности ребенка через его имя с самого его рождения, что способствовало новообразованию базисное доверие. С другой стороны, следует насторожиться, если ребенок при знакомстве представился «по-свойски», например, Петун, Пиня, Питюня или Петушок. В данном случае сразу следует начинать педагогическую коррекцию личности: «Наверное, тебя так зовут дома? А у нас в садике (в классе) я буду называть тебя Петр или Петя – ты какое имя предпочтешь?»
Бывают и такие случаи, когда ребенок просит называть себя совершенно иным именем. Будучи Ваней, он просит, чтобы его называли Сашей, например. Ребенок через имя пытается выстроить жизнь в двух вариантах: один «Я» – дома, а другой «Я»- в детском учреждении; он как бы выбирает для себя уход, как Вани, из социума, предпочитая ввести туда нереального Сашу. Для избегания трудностей в последующей социализации (как правило, это бывает из-за страха быть самим собой в социуме или из желания оставить все семейные проблемы позади вместе с именем), педагогу не следует поощрять его в такой двоякости. Иначе вместо БАЗИСНОГО ДОВЕРИЯ укрепит свои позиции новообразование ДИСТАНЦИРОВАННОСТИ. Чтобы не усилить страхи, можно сначала поиграть в то, что он Саша «по-нарошку», а Вы – «по-нарошку» Василиса Премудрая, дав ребенку понять, что это – игра, в которой Вы принимаете участие, но как любая игра, она закончится (можно обговорить правила ее окончания), и вы оба снова превратитесь в Ваню и Марию Ивановну. Быть Ваней, а в последствии – Иваном – замечательно, потому что именно такое имя ему дано, и это не просто так…

Психологические аспекты первичной и вторичной профилактики зависимости (на примере порнозависимости)

Кандидат психологических наук Телепова Надежда Николаевна, старший преподаватель кафедры современных технологий и качества образования ЦРО г.Самары.

В данной статье рассматривается зависимость как феномен, имеющий биологическую, социальную и психологическую природу, анализируются основные причины возникновения зависимости (в частности, сексуальной). Рассматриваются психосоциальные факторы и аспекты, необходимые для первичной и вторичной профилактики любой зависимости. Статья содержит серию рекомендаций для психологов, педагогов и специалистов социальной сферы, работающих по преодолению зависимостей среди населения (в том числе в молодежной среде).

Дать однозначное определение такого явления, как «зависимость», непросто. Психотерапевт, доктор медицины Эрнст Росси предложил следующее определение: «Зависимость есть заболевание социальных коммуникаций, которое организм отражает в себе как кризис передачи информации в организме»(1). Происходит подмена реальных отношений и сенсорных ощущений, блокирующая процесс самосознания и личностного роста человека.

В настоящее время круг различного вида зависимостей, попавших в поле зрения специалистов, расширился. Кроме табакокурения, алкогольной и наркотической зависимостей сегодня терапевты, психиатры и психологи говорят об игромании, трудоголизме, интернетзависимости, порнозависимости, переедании, чрезмерном увлечении шопингом и др.

То есть понятие «зависимость» уже давно вышло за рамки привычных ассоциаций с употреблением химических веществ. Лечение любого рода зависимости (не важно, понимаем ли мы под словом «лечение» употребление медикаментов, психологическую коррекцию или приобретение определенных социальных навыков) необходимо строить на понимании биологической природы этого заболевания.

Особую роль в процессе заболевания любым видом зависимости играет зона головного мозга, отвечающая за выживание организма — лимбическая система. В этой зоне мозга расположены нейрохимические центры, чувствительные к определенным нейромедиаторам, которые участвуют в зарождении нервных импульсов, проведении и передаче их на периферию и, в конечном итоге, в работе всех наших органов.

Из лимбической системы мозга импульсы посылаются в эндокринную систему организма. Через эндокринную систему контролируется работа всех внутренних органов. Из головного мозга сигналы передаются в спинной мозг, а оттуда ко всем периферийным отделам. В лимбической системе преобразуются стимулы и сигналы как из внутренней среды организма, так и из внешней.

Это зона, контролирующая наше эмоциональное состояние и поведенческую активность. В этой зоне локализуются такие центры, как центр удовольствия, экстаза, эйфории, центр неудовольствия, отрицательных эмоций, центр жажды, центр голода, центр половой доминанты.

Лимбическая система порой действует вопреки кортексу – части головного мозга, расположенной лобных долях и отвечающей за осознанные решения в соответствии с принятой и сохраненной информацией.

У лимбической системы «память», иная, нежели у кортекса: она не «понимает» разницы между тем, что произошло 30 лет назад и вчера, и поэтому некоторые травмы детства являются для нее столь же актуальными, как и то, что произошло несколько часов назад.

Лимбическая система может быть негативно запрограммирована травматическими переживаниями (например, воспитанием в дисфункциональной семье, гипоксией во время плодного периода, травмами головного мозга и т.д.). Именно лимбическая система находится в прямой связи с нашими убеждениями, поступками и зависимостями.

В 1990 году в Центре профилактики и контроля заболеваний в Атланте Доктор медицины Роберт Анда провел следующие исследования. Пациентам этого Центра, ежегодно проходившим профилактический медицинский осмотр для получения биометрической, психологической и социальной информации об их состоянии, предлагались дополнительные вопросы, касающиеся их детства.

Эти вопросы были распределены потрем категориям. Первые три включали в себя возможные действия направленные на обследуемых в детстве: физическое насилие, сексуальное насилие, вербальное насилие.

Пять других категорий вопросов касались дисфункционального состояния семьи, в которой ребенок является невольным наблюдателем травм в зоне ближайшего окружения или переживает отвержение: где физическое насилие применялось к его матери; где один из членов семьи был алкоголиком или употреблял наркотики; где хотя бы один биологический родитель отсутствовал в его жизни; где кто-то из членов семьи находился в заключении; где кто-то из членов его ближайшего окружения был в состоянии хронической депрессии, суицидальном настроении или умственно больным. Каждая категория (не событие в данной категории, а именно категория) оценивалась в один балл.

Результаты этого исследования поразили врачей.

У тех, кто набирал 4 балла:

  • В 3,9 раза возрастала вероятность того, что человек начинал курить
  • В 3,9 раза возрастала вероятность наличия легочных заболеваний
  • В 2,5 раза возрастала вероятность наличия ИППП
  • В 4,6 раза возрастала вероятность хронической депрессии
  • В 12.2 раза возрастала вероятность суицида

У тех, кто набирал 6 баллов, в 46 раз возрастала вероятность употребления инъекционных наркотиков.

Выборка составила 17.000 человек, причем практически все обследуемые принадлежали к среднему классу. Доктор Анда совместно с доктором Фелитти и другими исследователями опубликовали свои данные и выводы в ”American Journal of Preventive Medicine” и ”Jounal of American Medical Association” (1998).

«Если не обращаться к лечению детской травмы, к восстановлению утраченных положительных эмоциональных связей в лимбической системе, то мы никогда не сможем помочь людям изменить саморазрушающее поведение. Они никогда не перестанут курить, употреблять наркотики или алкоголь, не выйдут их состояния депрессии или переедания» (6).

В 1953 году американский ученый Джеймс Олдс провел серию экспериментов по вживлению крысам в лимбическую систему (он ее назвал тогда «центром удовольствия») микроэлементов. Животные обладали возможностью нажимать на рычаг и таким образом стимулировать систему подкрепления («центр удовольствия») слабым разрядом электрического тока. Эксперимент показал, что животное начинало постоянно обращаться к данному стимулированию и, нажимая на рычаг, доводило себя до физического истощения, приводящего к гибели.

Именно активацией этой системы в значительной степени определяется формирование синдрома зависимости.

Нейромедиаторы, образующиеся в головном мозге, отвечают за эмоциональное состояние эйфории, радости, стабильности, положительной мотивации и т.д. Их повышенное количество определяет позитивное эмоциональное состояние («оптимизм»). Их недостача – «пессимизм».

В частности, недостача дефомина приводит к депрессии, недостача норэпинефрина – к недостатку жизненной энергии, недостаток серотонина – к тревожности и раздражительности и т.д.

При возникшем дефиците этих нейромедиаторов, лимбическая система, подвергшаяся воздействию искусственного стимулирования, производит тягу человека к искусственному вводу таких медиаторов.

В данном случае это происходит либо путем употребления химических веществ (алкоголь или наркотик), либо путем стимуляции (как крысы через рычажок) посредством иных видов зависимости (игромания, интернетзависимость, сексуальная зависимость и т.д.).

При таком искусственном воздействии мозг получает сигнал: нейромедиаторов в наличии много, следовательно, их нужно вырабатывать естественным путем уже меньше.

Когда же действие искусственного введения медиаторов в организм заканчивается, организм человека опять ощущает острую нехватку эмоциональной стабильности и положительных ощущений.

Из-за того, что медиаторов вырабатывается естественным путем еще меньше, употреблять искусственный ввод требуется теперь более интенсивно. Таким образом, формируется изменение толерантности (увеличение дозы). Это первый симптом формирования любой зависимости, в том числе зависимости от порно.

Для иллюстрации пагубного влияния зависимости на организм человека приведем письмо одной женщины перед началом реабилитации их семьи.

Цитата
«…Мы с мужем изо всех сил стараемся дорожить друг другом, но есть одно «но», которое портит все. Сразу после свадьбы мой муж признался мне, что он зависим от порно. Вот уже полтора года я нахожусь в состоянии постоянного стресса. Только от мысли, что он мне изменяет (пусть даже не физически), я прихожу в отчаяние и ужас. Я ему говорю, что мне больно от этого, а он: «…я ничего поделать не могу, потому что такими мужиков создал Бог».

А еще недавно он мне заявил: «Я люблю тебя одну, но сексом жажду заниматься чуть ли не со всеми вокруг!» Разве можно на это реагировать спокойно? Я очень люблю его, и мне несказанно больно слышать эти слова. Да и он уже сам хочет избавиться, но не может.

Недавно, после замечательно проведенного вечера, когда мы оба были настроены на хороший интим, я пошла на кухню, чтобы приготовить чай, а он включил компьютер, чтобы посмотреть электронную почту, и… уже через две минуты был на сайте порно, с виноватым лицом сказав мне: «Я и сам не знаю, как это вышло…».

У него начались проблемы на работе из-за внезапных вспышек раздражительности, невыполнения обязательств и прогулов. Он находится то в состоянии возбужденности, то в глубокой депрессии, в последнее время начались проблемы со сном – без снотворного уже заснуть не может. Иногда вдруг ни с того, ни с сего, начинается рвота, очень частые головные боли.

Мы оба понимаем, что он болен. Но проблема заключается в том, что муж не связывает эти симптомы с увлечением порно. Может быть, потому что это увлечение присутствует в его жизни с самого юношества, но теперь с каждым днем эта его зависимость усиливается. Иногда он в отчаянии говорит: давай уедем в глушь! Но поможет ли это?… »

Налицо все симптомы зависимости (в данном случае — аддикции от порно).

Во-первых, как уже было сказано, происходит изменение толерантности. Зависимость с временем усиливается (обычный сценарий подобного увлечения такой: от сексуальных фантазий к порнографии, от порнографии – к сексу по телефону, от секса по телефону к непристойным вольностям, от непристойных вольностей к психосоматическим нарушениям и\или изнасилованию, эксгибиционизму и т.д.).

Второй симптом – синдром отмены или «ломки» (абсцинентный синдром). Он характеризуется тем, что человек ощущает дискомфорт и острую потребность в постоянном возврате к зависимому поведению как единственно действенному для него способу достижения эмоциональной стабильности.

Третий симптом — потеря контроля (начал смотреть электронную почту, а очутился на порносайте). Порнозависимость становится часто повторяющейся, неуправляемой, разрушительной.

Четвертый симптом – безуспешные попытки воздержания. Воздержание (без комплексного лечения, включающего психологическую поддержку), как правило, приводит к смене вида зависимостей: от алкоголизма к трудоголизму, от порноаддикции к интернетзависимости, от игромании к шопинг-аддикции, и т.д.

Пятый симптом – резкие изменения в образе жизни (внезапное прекращение учебы или неожиданная перемена места работы или местожительства). Пребывание в иллюзорном мире («вот переедем в другой город (другую страну, деревню), тогда заживем!»)

Шестой симптом зависимости – продолжение разрушающего поведения, несмотря ни на что (не смотря на то, что семья разрушается, что здоровье ухудшается), а так же оправдание себя различными путями («такими нас, мужчин, создал Бог».)

Седьмой симптом – отрицание своей зависимости. Твердая уверенность «я справлюсь, как только захочу».

Развиваясь, зависимость последовательно проходит через несколько стадий: социальную, психическую, физиологическую. Каждая последующая стадия не сменяет предыдущую, а добавляет к картине заболевания все новые проявления, причем физиологические проявления находятся на последнем месте.

Это означает, что в огромном количестве случаев для того, чтобы прекратить зависимое поведение, человек не нуждается во врачебной помощи.

Широко распространенное мнение, что «если физическая зависимость не формируется, то о серьезном вреде здоровью говорить не приходится», — опаснейшее заблуждение. Психическая и социальная зависимость ничуть не менее разрушительны. Именно они приводят к тяжелейшим депрессиям, порождают страх и отчаяние, являются причиной попыток самоубийств.

Преодолеть психологическую тягу бывает труднее, чем снять физическую зависимость некими медикаментозными процедурами. Более того, «социальная и психическая зависимости рано или поздно приводят к физиологическим нарушениям организма, как следствие неадекватной работы лимбической системы» (6).

Обнаружено, что все зависимые изначально испытывали характерное переживание неудовлетворенности потребностей в признании, в принадлежности к значимой группе, в любви, уважении, являющихся для индивида первостепенно-значимыми.

Нерешенные в подростковом возрасте задачи взросления трансформируются в различные «комплексы личностной неполноценности» и во всевозможные виды зависимостей.

Освобождение от аддикции есть ни что иное, как обретение качественно иных отношений с самим собой, с окружающими и с трансцендентным. Что касается сексуальной зависимости, показательны следующие факты (5):

Средний возраст первого знакомства с порнографией для порно аддиктивных людей – 11 лет.

Средний возраст, в котором они обращаются за помощью – 30-35 лет.

80% порнозависмых, состоящих в браке, думали, что брак решит их проблему зависимости.
81% порнозависмых пострадали от сексуального насилия.
68% порнозависмых имели отца, деда или старшего брата, имевшего проблемы с порно или нерегламентированным сексуальным поведением.

У людей, переживших в период своего личностного становления психологические травмы (жестокое обращение, пренебрежение, бедность, несчастные случаи, потеря доверия близким людям и т.д.), произошла запрограммированность лимбической системы, которая отвечает за выживание организма в целом, на избегание эмоциональной боли.

То есть зависимые люди «бегут» в зависимость, вместо того, чтобы решать возникающие проблемы.

Важно понимать, что зависимые люди практикуют зависимое поведение не ради поиска особых ощущений, но ради обретения чувства собственной полноценности.

Все то, что помогает человеку почувствовать себя в безопасности и снизить напряжение, что повышает содержание нейрохимических веществ в лимбической системе, побуждая мозг таким образом ассоциировать данное поведение с выживанием и достижением удовольствия, может стать объектом зависимости.

Неспособность доверять и формировать привязанность приводит к страху, тревожности, изоляции и самостоятельному восполнению потребностей. Зависимость — это способ самостоятельного удовлетворения нужд.

Именно поэтому выздоровление, направленное на лечение лимбической системы (того, что лежит в основании саморазрушительного поведения), является процессом, в котором человек вновь учится доверять.

Следовательно, обретение навыков общения и качественно иных отношений как основное условие выздоровления не может проходить в одиночку.

Основные факторы для обретения новых отношений: взаимная подотчетность, открытость, верность взаимным обязательствам. Кроме того, этот процесс социально-психологической реабилитации должен включать в себя пять необходимых компонентов:

  1. Когнитивный (информационный), — донесение необходимой информации до сознания человека
  2. Рефлексивный — «примерение» информации на себя, анализ ее актуальности.
  3. Мотивационный – побуждение к действию после осознания актуальности информации.
  4. Поведенческий – изменение акций в пользу избавления от разрушающего поведения.
  5. Ценностно-смысловой (духовно-нравственный) – понимание аддикции как выражение кризиса духовности; формирование системы ценностей, из которых зависимость исключается.

В контексте выздоровления от зависимости существует много подходов: личностно ориентированный; подход, основанный на аффективном обучении (развитии эмоциональной сферы человека); досуговый (альтернативный); этно-культурный и др.

На данном этапе научного подхода к помощи аддиктивным людям теоретически обоснована и практически подтверждена необходимость как первичной профилактики зависимостей, удерживающей здоровых людей от попадания в зависимость, так и вторичной, которая удерживает тех, кто находится в состоянии ремиссии (воздержания).

Первичная профилактика зависимости должна быть направлена на содействие в решении противоречий, конфликтов взросления (особенно в подростковый период), когда происходит интенсивное развитие личности.

Профилактика зависимости является результативной, если содействует подростку в решении задач его взросления. В условиях попадания в зависимость, личность человека «застревает» на том социо-био-психологическом уровне, с которого зависимость начала свое пагубное воздействие на организм.

Преобразование внутриличностных противоречий в развивающие личность побуждения способствует становлению субъектности (личной ответственности, самопричинности) и взрослению (не только биологическому).

Профилактика (как первичная, так и вторичная), должна проводиться в группах поддержки. Взаимная подотчетность, открытость, верность взаимным обязательствам – основные факторы результативности такой группы.

Самая первая по значимости группа поддержки, нуждающаяся в профилактической работе, – семья. Именно в семье происходит личностное становление каждого человека, именно семья определяет конструктивное или деструктивное функционирование лимбической системы.

Зависимость и созависимость – семейные заболевания, точно так же и выздоровление должно стать делом всей семьи. Психологическая помощь семье необходима по всем аспектам. Факт остается фактом: никакая зависимость не развивается у членов гармоничной семьи.

Что касается порнозависимости, гармонизация отношений супругов, по трем определяющим сферам (взаимная подотчетность, открытость, верность взаимным обязательствам) является основным условием для процесса выздороления.

Вторая по значимости группа поддержки – школа. Педагог есть личность, оказывающая далеко не последнее по значимости влияние на становление личности.

С нашей точки зрения, необходимы специальные программы, которые вооружали бы педагогов, работающих с молодежью (особенно в возрасте от 11 до 20 лет), необходимой информацией и навыками по диалогизации отношений с подростками.

Диалогизация педагогического процесса зиждется на тех же трех «китах»: взаимная подотчетность, открытость и верность взаимным обязательствам.

Третья по значимости группа поддержки – подростковые клубы и досуговые центры, организованные как специалистами, так и волонтерами, служащие альтернативой для личностной реализации каждого молодого человека в той или иной значимой общественной деятельности.

Профилактика зависимостей в данном случае в этих группах так же в обязательном порядке должна содержать в себе пять аспектов (когнитивном, рефлексивном, мотивационном, поведенческом и ценностно-смысловом), а так же иметь в основе три необходимых фактора диалогизации.

Далее следуют группы поддержки и программы, действующие в основном в направлении вторичной профилактики. Это может быть амбулаторная программа, длящаяся 12-18 месяцев, когда зависимые люди живут дома и 4-5 раз в неделю посещают занятия. Используются и стационарные программы, когда пациент живет и лечится в реабилитационном центре (12-18 месяцев).

В таких реабилитационных программах есть своя «философия», свои психотерапевтические приемы. Но цель у всех одна – научить человека жить «свободным», в длительной ремиссии (на всю жизнь), вернуть его в общество, содействовать приобретению реальных жизненных ценностей, исключающих зависимость любого рода.

Социально-психологические факторы, обеспечивающие успех работы в этих программах, те же самые: взаимная подотчетность, открытость и верность взаимным обязательствам. Точно так же неизменными остаются и пять аспектов научения жизни без зависимости (когнитивный, рефлексивный, мотивационный, поведенческий и ценностно-смысловой).

Подводя итог всему вышесказанному, мы сделаем резюме по поводу зависимости как социопсихического феномена.

Зависимость – это первичное заболевание. То есть не «человек деградировал, и поэтому стал зависимым (например, от порно)», а «человек стал зависимым, и поэтому начал деградировать»

Зависимость – это хроническое заболевание. То есть его развитие происходит постепенно (не бывает так, что человек вечером заснул здоровым, а проснулся зависимым от порно).

Зависимость – это прогрессирующее заболевание. Через год состояние зависимого человека будет уже не таким, как сегодня. Болезнь не стоит на месте. Точно так же и процесс выздоровления не является скачкообразным. Начавшись, этот процесс требует долгих затрат во времени, и серьезной психологической помощи.

Зависимость – рецидивирующая болезнь. В процессе выздоровления возможны срывы.

Зависимость – смертельная болезнь (по типу сахарного диабета). Она неизлечима. Но с ней можно научиться жить, поддерживая состояние ремиссии. Человек не может отвечать за болезнь (например, больной туберкулезом не может не кашлять), но человек может отвечать за свое выздоровление (соблюдение рекомендаций и жизненных принципов, основанных на ценностях, которые исключают любую зависимость).

Для процесса выздоровления необходима психологическая помощь специалиста и группы поддержки, работа которых содержит в себе следующие компоненты: когнитивный, рефлексивный, мотивационный, поведенческий, ценностно-смысловой (духовный); и зиждется на трех факторах диалогизации: взаимная подотчетность, открытость и верность взаимным обязательствам.

Начать процесс выздоровления от любой зависимости (в том числе и от порнозависимости) и оставаться на этом пути (в состоянии ремиссии) всю жизнь, в одиночку невозможно.


Литература:

  1. Анохина И.П. Биологические механизмы зависимости от психоативных веществ. Лекции по клинической наркологии \Под редакцией Н.Н.Иванца. – М.: РБФ «НАН», 1995 с.16-21
  2. Молев Е.И. Био-психо-социо-духовная модель химической зависимости. Лекционный цикл. – М.: РБФ «НАН», 2001.
  3. Маслоу А.Г. Мотивация и личность. – С. Петербург: «Евразия», 1999
  4. Рыжов В.В. Духовно-ориентированный диалог и диалогическая личность\\ Гуманизм и духовность в образовании: Сборник научных трудов Нижегородской научной конференции. – Н.Новгород: НЛГУ, 1999
  5. Dye M., Fancher P. Genesis process. – G.A.P.P., 2007
  6. Anda R. Felitti V. Adverse Childhood Experience. – American Journal of Preventive Medicine, 1998.
  7. White J. Eros Defilid. — Inter Varsity Press, 1977

Основной секрет семейного счастья

Вебинар от 8 июля 2017 года

Семинар "Осознанное супружество"

13 июля в 19:00 мск

Духовное единение супругов

Духовное единение супруговЕдинение супругов на духовном уровне предполагает наличие одного нравственного закона, одного образа мыслей, одного понимания добра и зла.
Если для одного из них аборт есть превращение утробы женщины в место четвертования маленького человечка, а для другого – один из способов планирования семьи, интимные отношения будут с огромной долей вероятности блокированы этой разницей в восприятии нравственных вещей.
Если порно журналы и порно сайты воспринимаются одним из супругов как вторжение в из личную жизнь, а другой считает их необходимым атрибутом для сексуального возбуждения, разочарование в сексе неизбежны.
Если один из супругов выбирает для себя Священное Писание в качестве источника информации и руководства, а другой – популярное телевизионное ток-шоу, — можно без труда предположить, что по многим вопросам их взгляды будут прямо противоположны и взаимоисключающи друг друга.
Если понятие «священности брачного союза» один из супругов трактует буквально, а второй – иносказательно, — психологическое и духовное насилие с огромной долей вероятности будут спутниками этой семьи.
Если один видит супружество «…пока смерть не разлучит нас», а другой – «…пока мы устраиваем друг друга», можно с большой уверенностью предположить, что очень скоро они перестанут «устраивать» друг друга.
При условии же признания обоими супругами «священства их Союза», признание и принятие друг друга в качестве «подарка Свыше», супруги имеют потрясающую возможность сближаться друг с другом на протяжении всей жизни.
Когда мы собирались жениться, нам обоим казалось, что мы вот-вот лопнем от распирающих нас чувств. Но сейчас мы оба понимаем, что тот зачаток Любви, который у нас был в начале супружеской жизни, не выдерживает никакого сравнения с сегодняшней Любовью. То, что между нами сейчас – неизмеримо более качественнее, сильнее, выше и прочнее. Это не имеет никакого отношения к чувствам, которые мы можем испытывать друг ко другу. Сегодня они могут быть на высоте, а завтра мы можем испытывать раздражение друг ко другу. Но мы оба понимаем, что от этого Любви не становится ни меньше, ни больше. Она просто ЕСТЬ! Любовь в наших отношениях – результат того, что мы вместе проходили жизненные испытания и финансовыми сложностями, и алкогольной зависимостью, и изменами, и карьерой, и отношениями с родителями, и воспитанием детей.

Словарь Даля дает слову «супруг(супруга)» такое определение: «сопряженный браком, муж и жена, повенчанная чета». Но затем Даль отмечает, что у этого слова есть и более древнее значение: «спряжка, пара, ярмо». Кроме того, на церковнославянском языке данное слова имеет значение «сотрудник, помощник».
Кстати, на севере снег лежит почти круглый год, а лайки – неизменный транспорт, используемый для поездок по снегу на санях. В одной упряжке бывает по 10-12 собак, который быстро обучаются своей работе в качестве извозчиков. Эти собаки выдерживают сильные холода и морозы, одна упряжка собак может тянуть сани весом в полтонны до 80 километров в день. Но научиться управлять этими животными нелегко, потому что они постоянно грызутся друг с другом и, ко всему прочему, ужасно пахнут. Но друг без друга они не могут вытянуть возложенный на них груз. Почему мы заговорили о лайках? – Чтобы была более визуально воспринята логическая цепочка значения «супруги». Почтенному Далю вторит Большая Российская Энциклопедия, где слово «супруг» восходит к слову «супряга», что в первоначальном значении не что иное, как «пара, вместе запрягаемая». Порой мы (как супруги) мало отличаемся от упряжки с грызущимися лайками, потому что у каждого свой характер, дурные наклонности, гонор. НО везти груз в одном направлении все-таки можно научиться, не смотря ни на что. Было бы желание. Смеем вас уверить, что от совместного труда получаешь массу удовольствия и колоссальное удовлетворение, если труд совершается с одной целью и в одном направлении.

Конфликты в семье: крах или возможности. Вебинар 26 июня

Многих людей пугает уже само слово конфликт. А зря, конфликты есть везде, где есть жизнь. Бояться конфликтов не стоит. Не конфликты разрушают отношения, а неумение их решать. Как распознать приближение конфликтной ситуации? Как видеть в конфликте не начало краха, а перспективу углубления отношений? Об этом мы с вами будем говорить на серии наших вебинаров, посвященных решению конфликтов в семейной жизни.

Академия Семейного Счастья. Начало

Мир вам и вашей семье.

Мы Телеповы Михаил и Надежда, практикующие психологи, консультанты, авторы книг и семинаров по семейным отношениям. Подробнее о нас можно прочитать на странице О нас.

Начать работу Академии мы решили сразу с трех онлайн-семинаров:

Все семинары максимально практичные и будут полезны как новичкам, так и опытным.

Если вы хотите быть в курсе наших вебинаров, курсов и семинаров, то смело подписывайтесь в нашу регулярную рассылку, в которой мы будем делится полезными материалами и секретами счастливой семейной жизни.

Подписывайтесь на Академию Семейного Счастья в соц.сетях:

Вконтакте

Фейсбук

Инстаграм